Алексей Ковалёв: «Соперник никогда не знал, чего от нас ожидать»

Хоккейный клуб из Пекина «Куньлунь Red Star» отыграл матчи регулярного чемпионата КХЛ на европейской части России и отправился в Новосибирск. Клубу предстоит встреча с «Сибирью», а далее китайская команда будет принимать игры на домашней арене. Тренирует спортсменов известный советский и российский хоккеист, олимпийский чемпион (1992), обладатель Кубка Стэнли (1994) Алексей КОВАЛЁВ. Несколько дней перед вылетом в Новосибирск «Куньлунь Red Star» тренировался на ледовой арене «Сергиев Посад». Нам удалось не только посмотреть тренировочный процесс, но и пообщаться с легендарным хоккеистом Ковалёвым.

Как Вам посадский лёд?

Лёд даже лучше, чем на матчах КХЛ, которые мы играем в некоторых городах.

Алексей, Вы поиграли в советский хоккей, играли за российскую команду, 25 лет выступали в регулярных матчах НХЛ и жили за океаном. Сейчас тренируете азиатскую команду «Кунь Лунь Red Star». Как Вы оцениваете развитие хоккея в Азии? В чём отличие хоккея советского, российского, «НХЛовского» и азиатского?

Азиатский пока не стоит ни с чем сравнивать, так как они только начинают развиваться в этой сфере. У нас в команде есть 10 игроков, которых мы называем «канадские китайцы». Они тренировались и играли в Канаде. Научить китайца играть в хоккей с нуля займёт 5-6 лет. Поэтому пока рано приравнивать хоккей в Китае к хоккею в России или в Канаде. А вот разница между советским и российским хоккеем действительно есть. Раньше играли более разнообразно, из ничего создавали что-то. Иногда соперник не мог предугадать, что может случиться в следующий момент. Современный российский хоккей очень прямолинейный. Скорее всего, это исходит от обучения в детских спортивных школах. Я иногда наблюдаю, как проходят тренировки у детей. Тренер стоит около бортика, а ребята выполняют задание. Никто не поправляет, правильно он делает или нет. У меня было совсем другое обучение. Тренер всегда был задействован в тренировочном процессе, был непосредственно на льду, мог какие-то финты показать. Мы смотрели и старались повторить. Сейчас вырастают профессионалы, но техника не та, катание не то. Изменить это несложно. Главное, чтобы было понимание у тренеров. Тогда российский хоккей станет красивым, динамичным. Что касается канадцев, то они напротив – перехватили нашу ступень, играют так, как мы играли раньше.

Что привело к такому «обмену техниками»?

В какой-то момент российские менеджеры в сфере спорта стали активно приглашать иностранных тренеров, вместо того, чтобы придерживаться школы хоккея тарасовского времени. Потом начали приезжать иностранные игроки. Наши спортсмены задумались: «Если быстро бежит, значит, нам тоже надо развивать скорость и катание». Все стали развивать скорость, перестали думать во время игры, как обыгрывать, как создавать моменты. Скорость – это важно, но, если игрок не думает, скорость можно быстро «прикрыть». Советский хоккей тем и отличался, что соперник никогда не знал, чего от нас ожидать. Одно время, когда я играл, в команде была такая тактика: «Каждое звено играет по-разному». Сопернику было тяжело подстроиться под каждое звено. Сейчас у команд есть определённый план, по которому играют все звенья.

Спортивная подготовка детей должна вернуться к истокам советского хоккея, чтобы Россия вновь показала красивую, не примитивную игру?

Воспитание хоккеиста – процесс сложный, требующий физической и эмоциональной отдачи и тренера, и игрока. На мой взгляд, ребёнок должен не просто выполнять определённое движение, а пытаться придумать, во что он может это движение развить. Когда тренер наблюдает 30 человек, одинаково выполняющих его задания, он не увидит индивидуальности игрока. Наставник должен ждать от детей проявления этой индивидуальности, радоваться, когда ребёнок старается удивить, старается развиваться, старается думать и создавать. Я сам занимался и с конькобежцами, и с фигуристами, чтобы развивать своё катание. Также и с техникой: я учил, а потом сам совершенствовал технику, выжимал из себя возможности.

Однажды Вы сказали, что в НХЛ Вам было легче играть. Почему?

В НХЛ площадка меньше, для меня было легче. У меня была хорошая скорость и быстрая реакция, чтобы изменить направление и принять решение. Когда соперник на каждом участке пытается физически играть, он не может так быстро реагировать. На больших площадках у соперника есть вариант остановить тебя. На коротких участках мне было проще – если игрок обманут, он уже не вернётся. Постоянно двигаться и быстро принимать решение – вот особенности игры в НХЛ. В России можно было встать возле бортика подумать. Я всегда говорил, что если в России сделать площадки по типу НХЛ, то хоккей стал бы динамичнее и интереснее. Но это сугубо моё видение.

Мог ли мечтать 4-летний мальчик Лёша Ковалёв, пришедший в хоккейную секцию, что станет обладателем Кубка Стэнли?

Мы тогда вообще не думали об этом. Когда я уже всерьёз занимался хоккеем, я узнал, что есть какая-то ещё лига – НХЛ. «Ну и что, — думал я, — у нас же есть свои лиги. Наши хоккеисты привозят «золото» с чемпионатов мира, зачем нам нужна какая-то НХЛ?». Никто не задумывался, что играть в НХЛ круто.

Вы достигли всех вершин в хоккее. Какая сейчас мечта у Алексея Ковалёва?

Хочу увидеть себя в другом человеке! То есть передать свои навыки и умения спортсмену или нескольким хоккеистам, или целой команде… Хочу научить тому, что умею сам. С кем я ни занимался, все говорят: «Как жаль, что я этого раньше не знал». Передать свои знания так, чтобы был результат. Сейчас это для меня, как для тренера, самое важное.

Есть ли такая мечта воспитать олимпийского чемпиона? Или стать тренером национальной сборной?

Это не от меня зависит, я всегда за. Я в себе чувствую силы помогать спортсменам.

Завоевав золото на Олимпиаде в Корее, наша национальная сборная слушала олимпийский гимн. Но вопреки запретам все игроки и болельщики пели гимн России. А что чувствовали Вы, одержав победу на олимпийских играх в 1992 году? Тогда также играл олимпийский гимн и развивался олимпийский флаг?

Вот представьте, вы растёте и учитесь в своей стране, вас, как хоккеистов, воспитывают тренеры. Вы становитесь профессиональными спортсменами, получаете приглашение в национальную сборную. Вы играете за свою страну, за свою команду. Это в голове! Тогда же все говорили: «Чего от них ждать? У них и страны уже нет, всё распалось, одни проблемы. Им не до хоккея». Но это же бред! Команда жила хоккеем, каждый спортсмен мечтал попасть на Олимпиаду. Мы ехали выступать за страну, в которой нас воспитали. Вышли на лёд под названием «Объединённая команда», но все знали, кто мы такие, несмотря на то, что мы были без флага. Мы доказали, что мы лучшая команда, которую соперник боялся и будет бояться. Единственное, было неприятно слушать олимпийский гимн после каждой победы.

Помимо хоккея у Вас много увлечений…

С 1995 года я занимаюсь вождением самолёта и вертолёта. Это основное моё увлечение. Я стараюсь разносторонне развиваться. Мы всё-таки один раз живём, хочется всё попробовать. Тем более, что увлечения помогают по жизни и в общении с людьми. Например, приглашают друзья в футбол поиграть, или поплавать, или на бильярде сразиться. А ты всё умеешь, везде можешь себя показать.

Но у Вас есть и неспортивные увлечения, как пришла в голову идея научиться играть на саксофоне?

Музыкой увлёкся, когда жил в Нью-Йорке. На одном из матчей познакомился с Игорем Бутманом, разговорились. Я между делом сказал, что люблю, как звучит саксофон. Потом мы встретились в Нью-Йорке и купили мне инструмент. Так началось моё увлечение игре на саксофоне. Спустя некоторое время Игорь уехал в Москву, а у меня начался период смены команд. Времени на музыку оставалось всё меньше. Сейчас я планирую вернуться к музыке. Играю иногда на пианино и на гитаре.

Подготовила Дарья Трофимова для Спорт в Посаде

Leave a Reply

Your email address will not be published.